[тчс-1850-1-2-нвн-141] Наивная и сентиментальная поэзия. (Из Шиллера.) Статья первая // Отечественные записки. - 1850. - Разд. II. - Т. 68. - № 1-2. - с. 93-114.
[Текст загружен из БД Макинтоша]
Смотреть оригинал

Используется СТАРЫЙ набор атрибутов!

===========

| НАИВНАЯ И САНТЕМЕНТАЛЬНАЯ ПОЭЗIЯ

| Изъ Шиллера

| Статья первая

| Въ жизни бываютъ минуты когда мы особенно любимъ и уважаемъ природу разсматривая ее въ растенiяхъ минералахъ животныхъ живописныхъ мѣстоположенiяхъ а человѣческую природу въ дѣтяхъ въ сельскихъ нравахъ и нравахъ первобытнаго мiра и любимъ совсѣмъ не потому что это услаждаетъ наши чувства или удовлетворяетъ нашъ вкусъ или разумъ но единственно потому что это природа | Всякiй сколько-нибудь утонченный и не совсѣмъ безчувственный человѣкъ испытываетъ это или на прогулкѣ за городомъ или живя въ деревнѣ или наконецъ созерцая памятники былыхъ временъ однимъ словомъ когда среди искусственныхъ отношенiй и ситуацiй внезапно поражаетъ его видъ простой природы | Этотъ-то интересъ возвышающiйся нерѣдко до нужды и бываетъ такъ часто причиною страстной охоты до цветовъ животныхъ безъискусственныхъ садовъ прогулокъ деревни и ея жителей до многихъ произведенiй отдаленной древности и пр и пр предполагая впрочемъ что сюда не вмѣшиваются ни притворство ни другiе случайные интересы | Такой родъ участiя къ природѣ возможенъ только при двухъ условiяхъ | Во-первыхъ необходимо чтобы предметъ внушающiй намъ его былъ или самъ природой или чтобъ мы принимали его за природу во-вторыхъ чтобы онъ въ обширнѣйшемъ смыслѣ этого слова былъ наивенъ т.-е. чтобы природа была въ контрастѣ съ искусствомъ и затмѣвала его потому-что тогда только природа становится наивною

| Природа съ этой точки зрѣнiя есть нечто иное какъ самостоятельное состоянiе вещей существованiе по собственнымъ непремѣннымъ законамъ

| И такое пониманiе природы необходимо иначе мы не ощутимъ никакого интереса къ ея явленiемъ | Еслибъ поддѣльному цвѣтку ухитрились дать лоскъ природы до совершеннаго обмана еслибъ подражанiе наивному въ нравахъ довели до высшей иллюзiи то и тогда одно открытiе что это только подражанiе совершенно уничтожило бы то чувство о которомъ мы говоримъ теперь | Отсюда ясно слѣдуетъ что этотъ родъ участiя къ природѣ отнюдь не эстетическiй но моральный потому-что онъ выходитъ изъ идеи а не рождается непосредственно изъ созерцанiя ему мало и даже совсѣмъ нѣтъ дѣла до красоты формъ | И въ-самомъ-дѣлѣ что за прелесть такая въ какомъ-нибудь пустомъ цвѣткѣ ручьѣ въ камнѣ обросшемъ мхомъ въ щебетанiи птицъ въ жужжанiи пчелъ и т п | Кто далъ имъ такое притязанiе на любовь нашу | Стало-быть не предметы любимъ мы въ нихъ но идею которую они представляютъ | Мы любимъ въ нихъ мирную жизнь спокойное дѣйствiе изъ самихъ себя бытiе по непреложнымъ законамъ внутреннюю необходимость вѣчное согласiе

| Но ихъ совершенство не есть ихъ заслуга потому-что оно не дѣло ихъ выбора и тайна наслажденiя ими состоитъ въ томъ что не пристыжая насъ они служатъ намъ образцами | Какъ постоянное проявленiе высшей силы окружаютъ они насъ но болѣе услаждая чѣмъ ослѣпляя | Въ ихъ характерѣ есть именно то чего недостаетъ нашему для своего полнаго развитiя мы отличаемся отъ нихъ именно тѣмъ чего недостаетъ имъ самимъ чтобъ стать божественными | Мы свободны они необходимы мы измѣняемся они непремѣнны | И тогда только когда то и другое совокупится въ одно когда воля свободно станетъ повиноваться закону необходимости а разумъ при всякой перемѣнѣ фантазiи удержитъ права свои тогда только проявится идеалъ | Итакъ мы вѣчно видимъ въ нихъ только то что для насъ неуловимо но къ чему намъ заповѣдано стремиться и къ чему мы хотя и никогда того не достигнемъ все-таки при безконечныхъ успѣхахъ надѣемся приблизиться | Мы замѣчаемъ въ себѣ преимущество котораго у нихъ нѣтъ и которому они вообще никогда не будутъ причастны какъ нѣчто неразумное если только не пойдутъ нашимъ путемъ какъ на-примѣръ дѣтство | Вотъ потому-то они и доставляютъ намъ сладчайшее изъ наслажденiй наслажденiе нашею человѣчностiю какъ идеею хоть вмѣстѣ съ тѣмъ и смиряютъ насъ напоминая объ ограниченности человѣка

| Такъ-какъ интересъ къ природѣ основывается весь на идеѣ то онъ можетъ проявиться только въ такихъ характерахъ которые воспрiимчивы для идей | т.-е. въ моральныхъ | Большая часть людей только притворяются и владычество въ наше время этого сантиментальнаго вкуса который особенно выражается въ появленiи извѣстныхъ сочиненiй чувствительныхъ путешествiй въ устройствѣ садовъ въ прогулкахъ и другихъ тому подобныхъ забавахъ вовсе еще не служитъ доказательствомъ подобнаго образа ощущенiй | Изъ этого слѣдуетъ только что природа и на самаго нечувствительнаго имѣетъ влiянiе потому-что для-того достаточно свойственной всѣмъ людямъ склонности къ нравственному и потому-что всѣ мы безъ различiя при всемъ огромномъ удаленiи нашемъ отъ простоты и истины природы невольно приближаемся къ ней въ идеѣ | Особенно-сильно и всего чаще выражается это сочувствiе природѣ по поводу такихъ предметовъ которые стоятъ въ тѣсной связи съ нами и заставляютъ насъ невольно оглянуться на насъ самихъ и на неприроду въ насъ какъ на-примѣръ дѣти или народы въ дѣтствѣ | Жестоко ошибаются тѣ которые предполагаютъ что только представленiе безпомощности такъ сильно трогаетъ насъ иногда при обхожденiи съ дѣтьми | Это можетъ случиться развѣ только съ тѣми которые предъ слабостiю имѣютъ обыкновенiе чувствовать свое собственное превосходство | Но чувство о которомъ говорю я оно проявляется только въ особенномъ моральномъ состоянiи духа и его не должно смѣшивать съ тѣмъ которое возбуждается въ насъ рѣзвыми играми дѣтей то чувство скорѣе унижаетъ самолюбiе чѣмъ льститъ ему а если и есть здѣсь преимущество то ужь конечно не на нашей сторонѣ | Не оттого мы бываемъ растроганы что съ высоты своей силы и совершенства смотримъ на ребенка но оттого что мы изъ опредѣленности нашего состоянiя которое нераздѣльно съ достигнутымъ уже нами назначенiемъ смотримъ на безпредѣльную возможность Bestimmbarkeit въ ребенкѣ и на его чистую невинность оттого что въ эти минуты наше чувство такъ замѣтно смѣшано съ какою-то тоскою что нельзя ошибиться въ ея причинѣ | Въ ребенкѣ видимъ мы зачатки Anlage и назначенiе въ самихъ же себѣ исполненiе и послѣднему всегда безконечно-далеко до первыхъ | Оттого-то для насъ ребенокъ есть воплощенiе идеала хотя еще и неисполненнаго но заданнаго и потому насъ трогетъ въ немъ совсѣмъ не представленiе его немощи или ограниченности но напротивъ-того представленiе его чистой и свободной силы его возможностей его безконечности | Потому для человѣка нравственнаго для человѣка съ сердцемъ ребенокъ всегда будетъ священнымъ предметомъ т.-е. такимъ предметомъ который величiемъ идеи уничтожаетъ всякое величiе факта и который если и теряетъ что-нибудь въ сужденiяхъ разсудка Verstand за-то съ лихвой выигрываетъ в сужденiяхъ разума Vernunft

| Прямо изъ этого противорѣчiя между разумомъ и разсудкомъ истекаетъ совершенно особенное смѣшанное чувство дѣлающее наивнымъ нашъ образъ мыслей | Оно соединяетъ дѣтскую простоту сѣ ребяческой посредствомъ которой открываетъ разсудку нечаянные промахи и возбуждаетъ ту улыбку которою мы высказываемъ свое теоретическое превосходство | Но лишь-только мы имѣемъ поводъ думать что ребяческая простота есть вмѣстѣ и дѣтская что следственно причина промаха заключается не в слабоумiи не въ немощности но въ высшей практической силѣ въ сердцѣ полномъ невинности и правды въ сердцѣ презрѣвшемъ изъ внутренняго величiя помощь искусства тогда прежнее торжество разсудка проходитъ и насмѣшка надъ простоватостью перерождается въ удивленiе простотѣ | Мы невольно начинаемъ уважать предметъ надъ которымъ прежде смѣялись и бросивъ взглядъ на самихъ себя сожалѣемъ что не похожи на него | Такимъ-образомъ происходитъ совершенно-особенное чувство въ которомъ сплавляются и веселая насмѣшка и высокое уваженiе и наконецъ тихая грусть | Для всего наивнаго необходимо чтобъ природа побѣждала искусство случается ли это противъ чаянiя и воли предмета или съ полнымъ его сознанiемъ | Въ первомъ случаѣ это наивность внезапности der Ueberraschung и забавляетъ насъ во второмъ наивность мышленiя и трогаетъ

| При наивномъ внезапности предметъ долженъ быть морально способенъ къ отреченiю отъ природы при наивномъ мышленiя напротивъ только мы должны воображать его предметъ физически способнымъ къ тому иначе онъ не подѣйствуетъ на насъ наивно | Поступки и рѣчи дѣтей только тогда кажутся намъ чисто наивными когда мы вспомнимъ объ ихъ немощи къ искусству и вообще когда видимъ въ нихъ только одинъ котрастъ природы съ искусственностiю | Наивное есть дѣтственность тамъ гдѣ мы её болѣе не ожидаемъ и потому-то въ строжайшемъ смыслѣ и не можетъ быть приписано дѣйствительному дѣтству

| Но въ обоихъ случаяхъ при наивномъ внезапности какъ и при наивномъ мышленiя природа всегда должна побѣждать искусство

| Только посредствомъ этого послѣдняго опредѣленiя понятiе о наивномъ становится полнымъ | Аффектацiя вычурность есть также природа между-тѣмъ-какъ правила приличiя уже нѣчто искусственное не взирая на то побѣда аффектацiи надъ приличiемъ совсѣмъ не составляетъ наивнаго | Напротивъ-того если та же самая аффектацiя побѣждаетъ манерность ложное приличiе притворство то мы прямо говоримъ что это наивно | Стало-быть необходимо чтобъ природа торжествовала надъ искусствомъ не въ-слѣдствiе своей слѣпой силы какъ динамическая величина но какъ моральная посредствомъ своихъ формъ однимъ словомъ не по нуждѣ но по внутренней необходимости | Не недостаточность но заблужденiе искусства должно давать преимущество природѣ потому-что заблужденiе есть недостатокъ а все что вытекаетъ изъ недостатка не можетъ внушать уваженiя | Правда при наивномъ внезапности природа бросается въ глаза всегда отъ перевѣса аффектацiи и отъ недостатка обдуманности однако этотъ недостатокъ и тотъ перевѣсъ вовсе еще не составляютъ наивности но даютъ только случай природѣ невозбранно слѣдовать ея моральному устройству т.-е. закону согласiя Uebereinstimmung

| Наивность внезапности можетъ встрѣтиться только въ человѣкѣ и только въ такомъ человѣкѣ который не есть уже чистая невинная природа | Такая наивность предполагаетъ волю не согласную съ образомъ дѣйствiя природы | Такой человѣкъ опомнившись испугается самого себя напротивъ-того человѣкъ наивный по своему мышленiю станетъ самъ дивиться отчего всѣ разахались | И такъ-какъ въ послѣднемъ случаѣ мы видимъ не личный и моральный характеръ но только свободный отъ аффектацiи естественный характеръ то мы и не цѣнимъ высоко его наивности нашъ смѣхъ становится тогда заслуженною насмѣшкой тѣмъ болѣе что она не удерживается никакимъ личнымъ уваженiемъ | А такъ-какъ въ этомъ также видна и откровенность природы пробившаяся сквозь слой хитрости лукавства то въ насъ вмѣстѣ съ злобною радостью соединяется и высокое довольство поймать человѣка на словѣ потому-что природа въ контрастѣ съ искусственностью и истина въ контрастѣ съ обманомъ всегда возбуждаютъ уваженiе | Стало-быть при наивномъ внезапности мы въ-самомъ-дѣлѣ морально наслаждаемся хотя и не моральнымъ характеромъ

| При наивномъ внезапности мы всегда уважаемъ только природу потому-что должны уважать истину напротивъ-того при наивномъ мышленiя мы уважаемъ человѣка и слѣдовательно наслаждаемся не только моральнымъ удовольствiемъ но и самымъ моральнымъ предметомъ | Въ томъ и другомъ случаѣ природа всегда права потому-что говоритъ истину но въ послѣднемъ случаѣ не одна природа права но и сама особа заслуживаетъ нѣкоторой чести

| Мы приписываемъ человѣку наивный образъ мыслей если онъ въ своихъ сужденiяхъ о вещахъ проглядываетъ ихъ искусственныя и изъисканныя отношенiя и придерживается одной простой природѣ | Отъ него мы требуемъ всего о чемъ только можно разсуждать въ границахъ здравой природы и прощаемъ ему развѣ то только что предполагаетъ удаленiе отъ природы въ образѣ ли мыслей или въ ощущенiи

| Если отецъ разскажетъ дитяти что вотъ тотъ-то на-примѣръ умираетъ отъ бѣдности и дитя отнесетъ бѣдняку отцовскiй кошелекъ то поступокъ его наивенъ потому-что въ ребенкѣ дѣйствовала здоровая природа а въ мiрѣ въ которомъ бы владычествовала здоровая природа этотъ актъ былъ бы весьма-натураленъ | Ребенокъ видѣлъ только нужду и ближайшее средство отвратить ее

| Если человѣкъ не знающiй свѣта но впрочемъ умный повѣряетъ свои тайны другому который обманывая его умѣетъ вмѣстѣ съ тѣмъ искусно притворяться и своею откровенностью самъ даетъ ему средства вредить себѣ то мы находимъ это наивнымъ | Онъ смѣшонъ въ глазахъ нашихъ но вмѣстѣ съ тѣмъ мы не можемъ не уважать его потому-что его довѣрiе проистекаетъ изъ прямоты его собственнаго мышленiя | По-крайней-мѣрѣ онъ наивенъ при послѣднемъ ограниченiи

| Вотъ почему наивность мышленiя никогда не можетъ быть достоянiемъ испорченныхъ людей но только дѣтей и людей дѣтски мыслящихъ | Такiе люди дѣйствуютъ и мыслятъ наивно часто посреди искусственныхъ отношенiй большаго свѣта они забываютъ по своей собственной прекрасной человѣчности что имѣютъ дѣло съ испорченнымъ свѣтомъ и даже въ дипломатической сферѣ поступаютъ съ тою непринужденностью и невинностью какая встрѣчается развѣ только въ пастушескомъ мiрѣ

| Впрочемъ не совсѣмъ-легко вѣрно