[врм-1861-3-лтр-19] Литературные воспоминания И. Панаева. Часть первая. Современник 1861. № 1 и 2. // Время. - 1861. - Разд. Критическое обозрение. - Т. II. - № 3. - с. 93-108.
Смотреть оригинал

Используется СТАРЫЙ набор атрибутов!

===========

| ЛИТЕРАТУРНЫЯ ВОСПОМИНАНIЯ И ПАНАЕВА

| Теперь я ужъ ничему не удивляюсь

| Когда въ 1859 году вышли Литературныя и театральныя воспоминанія С Аксакова Современникъ встрѣтилъ ихъ очень дурно | Судьба присудила мнѣ быть между-прочимъ прилежнымъ читателемъ русскихъ журналовъ такъ что я читалъ и статью Современника | Съ обыкновеннымъ тономъ высочайшаго высокомѣрія съ неподражаемою сухостью и рѣзкостью осуждались Воспоминанія Аксакова | Рецензентъ утверждалъ что авторъ знакомитъ насъ съ лицами и событіями до которыхъ намъ нѣтъ ни малѣйшаго дѣла | Помню съ особеннымъ упорствомъ рецензентъ остановился на описаніи нѣкотораго уженья | С Аксаковъ имѣлъ неосторожность сказать что одно изъ лицъ Воспоминаній выудило щуку въ столько то фунтовъ положимъ въ четыре фунта | По этому поводу рецензентъ очень распространился | Онъ задавалъ себѣ и публикѣ многознаменательные вопросы | Зачѣмъ намъ знать говорилъ онъ что такой то любилъ удить рыбу | Кчему послужитъ свѣденіе что онъ поймалъ щуку | Къ какой цѣли приведетъ познаніе что эта щука пойманная такого то числа и такимъ то лицомъ вѣсила четыре фунта

| Вопросы трудные и разрѣшеніе ихъ повело бы насъ очень далеко | Мы упомянули объ этой статьѣ только потому что не прошло года послѣ нея какъ въ первой книжкѣ Современника на 1860 г явились Воспоминанія о Бѣлинскомъ г Панаева а теперь въ первомъ же номерѣ Современника являются Литературныя Воспоминанія г Ив Панаева | Между-тѣмъ эти Воспоминанія хотя г Панаевъ и нигдѣ не говоритъ о низкихъ предметахъ въ родѣ уженья и вѣса пойманныхъ рыбъ довольно слабы въ сравненіи съ Воспоминаніями Аксакова | Аксаковъ писалъ высоко-художественно | Онъ оставилъ намъ драгоцѣнный памятникъ гдѣ современныя ему лица схвачены во всей ихъ жизненности гдѣ читатель знакомится съ ними лучше чѣмъ можетъ быть познакомился бы если бы встрѣчался съ ними на самомъ дѣлѣ | Г Панаевъ знакомитъ насъ только съ тѣнями | Вы видите усилія съ которыми онъ рисуетъ и ясно видите что эти усилія неудачны | Современникъ очевидно впалъ въ противорѣчіе съ самимъ собою | Замѣтимъ впрочемъ что подобныя противорѣчія въ немъ очень обыкновенны | Вѣдь любимая страсть его отрицать | Отрицая сколько можно все и всѣхъ онъ заотрицался до того что можно въ каждой книжкѣ его найти то что противорѣчитъ его предыдущей книжкѣ | Но такъ какъ Современникъ по справедливому замѣчанію многихъ пишется ради искусства для искусства то читатели вполнѣ насладившись предыдущею книжкою съ такою жадностью принимаются за слѣдующую что и не думаютъ вспоминать о томъ что читали прежде

| Современнику если онъ хотѣлъ оставаться вѣрнымъ своимъ началамъ не слѣдовало бы помѣщать Воспоминаній г Панаева | Но вообще говоря то есть судя не по узкой мѣркѣ Современника а чуть-чуть пошире явленіе Воспоминаній есть дѣло вполнѣ законное | Они годятся для первой книжки журнала потомучто читаются съ большимъ интересомъ | Какъ слабо ни проявился бы въ нихъ талантъ г Панаева его выручаетъ то горячее любопытство которое возбуждаетъ предметъ | Какъ ни мало питательныхъ крупицъ въ статьѣ г Панаева читатели съ жадностью прочтутъ ее чтобы найдти эти крупицы

| Этотъ интересъ это любопытство происходятъ оттого что дѣло идетъ ни больше ни меньше какъ о внутренней исторіи нашей литературы | Читатели знаетъ ли г Панаевъ что такое читатели | Читатели народъ большею частью глубоко идеальный | Обыкновенно очень обыкновенно они видятъ въ сочиненіи гораздо больше чѣмъ сказалъ или думалъ самъ авторъ | Простодушно обманываясь они находятъ глубокую мудрость и восторгающую красоту тамъ гдѣ нерѣдко и мудрость мелка и красота весьма посредственна | Такимъ образомъ умъ и фантазія читателей собственною силою дополняютъ достоинства сочиненія и литература дѣйствуетъ на нихъ гораздо сильнѣе чѣмъ сколько въ ней дѣйствительной силы

| Отсюда понятно и уваженіе съ которымъ многіе смотрятъ на писателей | Добродушно приписывая имъ свой собственный умъ и свою собственную фантазію читатели воображаютъ ихъ людьми съ небывалыми совершенствами особыми существами не похожими на нихъ самихъ | Если иногда читателямъ печатный каждый листъ кажется святымъ то вовсе не оттого чтобы было много непогрѣшимости въ писателяхъ но оттого что сами читатели часто очень непогрѣшимы и свою непогрѣшимость приписываютъ печатнымъ листамъ | Передъ ними носится высокій идеалъ умственнаго развитія науки поэзіи глубокой правды и свѣтлой истины и такъ или иначе они стараются видѣть слѣды этого идеала въ текущей литературѣ

| Вотъ отчего и литераторовъ людей служащихъ искусству читатели также воображаютъ лучше чѣмъ они есть | Читателямъ кажется что слово непремѣнно должно быть въ согласіи съ дѣломъ что чистыя и высокія мысли должны быть соединены съ чистою и высокою жизнью что должно быть что-то необыкновенное почти чудесное въ томъ человѣкѣ писанія котораго подѣйствовали на нихъ такъ чудесно и необыкновенно

| Внутренняя исторія литературы интересна для читателей прямо какъ средство приблизиться къ ихъ недоступному идеалу сколько-нибудь захватить въ руки блестящіе образы которые носятся передъ ними | Изъ этой исторіи читатель научается нѣсколько выше цѣнить себя и иногда нѣсколько ниже цѣнить писателей | Во всякомъ случаѣ оба полюса разорванные идеальными помыслами сближаются | Читатель съ радостью узнаетъ что писатели были люди во многомъ похожіе на него самого въ тоже время передъ нимъ яснѣе и правильнѣе обозначаются идеалы имѣвшіе до тѣхъ поръ слишкомъ общія слишкомъ яркія и сливающіяся формы

| Ни въ какомъ случаѣ однакоже біографическія подробности не могутъ унижать литературы | Этому можетъ научить насъ хотя бы недавнее дѣло о Грановскомъ | Г В Григорьевъ разсказывая о своей дружбѣ съ нимъ старался очень много о томъ чтобы опошлить фигуру своего покойнаго друга | Онъ писалъ объ немъ запросто свысока разсказывалъ всѣ будничныя мелочи ничего не помогло | Между прочимъ съ тою же цѣлью онъ привелъ цѣлый рядъ писемъ Грановскаго изъ Берлина г В Григорьеву хотѣлось доказать этими письмами что Грановскій въ Берлинѣ не занимался дѣломъ а дурачился | И дѣйствительно письма наполнены по видимому великимъ вздоромъ пустѣйшими разглагольствіями невѣроятными шутками | Но что же вышло

| Отъ этихъ писемъ вѣетъ такою прелестью такимъ обаяніемъ что читатель начинаетъ только больше любить Грановскаго только больше знакомиться съ его удивительною добротою съ его чистымъ и любящимъ сердцемъ | А г В Григорьевъ даромъ что не писалъ глупостей и старается говорить все умныя вещи невозвратно погибаетъ въ глазахъ читателя

| И такъ что золото то останется на вѣки чистымъ золотомъ а мишура со временемъ конечно потускнѣетъ и пропадетъ | Для читателей во всемъ этомъ неоцѣненный выигрышъ они найдутъ наконецъ воплощеніе своихъ мечтаній они увидятъ наконецъ согласіе высокой рѣчи съ высокими мыслями и высокимъ сердцемъ передъ глазами у нихъ будутъ полные образы живые люди которыхъ они могутъ любить и уважать гораздо глубже полнѣе крѣпче чѣмъ они могли уважать общій неопредѣленный призракъ писателей людей умѣющихъ хорошо говорить и возбуждающихъ своими словами какіе то высокіе порывы | А крѣпко любить хорошее значитъ самому быть хорошимъ значитъ приближаться къ тому что любишь

| То что мы сказали относится только къ настоящимъ читателямъ | Потомучто есть много читающихъ людей которые вовсе не любятъ литературы и ни мало не уважаютъ писателей | Но эти люди не настоящіе читатели потомучто литература существуетъ не для нихъ никогда на нихъ не разсчитываетъ ничего для нихъ не дѣлаетъ и ничего отъ нихъ не ожидаетъ | Въ ея дѣлѣ они люди совершенно посторонніе | Какъ музыка сочиняется не для глухихъ какъ картины пишутся не для слѣпыхъ такъ и писатель желающій вызвать восторгъ пишетъ не для тѣхъ кто вовсе не способенъ къ восторгу | Такіе люди нерѣдко однако же вмѣшиваются въ дѣла писателей и читателей | Они приступаютъ къ нимъ съ настоятельными вопросами что вы тутъ дѣлаете | О чемъ вы такъ хлопочете | Вы кажется занимаетесь пустяками

| Сладить съ такими людьми очень трудно труднѣе чѣмъ убѣдить слѣпого что картина которую онъ ощупываетъ есть вещь хорошая что она можетъ быть даже не хуже тѣхъ вещей въ ощупываніи которыхъ онъ находитъ несомнѣнное удовольствіе

| Литературныя воспоминанія какія бы ни были имѣютъ важный интересъ именно для настоящихъ читателей | Между тѣмъ г Панаевъ воспользовавшись этимъ интересомъ опираясь на любопытство возбуждаемое жизнью литераторовъ служитъ этому интересу очень дурно | Говоря прямо онъ рисуетъ литературу съ задней стороны онъ занимается не лицомъ этой сладкогласной сирены а преимущественно ея хвостомъ очень безобразнымъ и грязнымъ

| Нельзя однакоже видѣть въ этомъ измѣну литературѣ подобно тому какъ въ статьѣ г В Григорьева обнаружилась явная измѣна памяти друга | Здѣсь дѣло болѣе простое совершонное безъ хитрости и злорадства въ простотѣ души и сердца | Дѣло въ томъ что г Панаевъ на своемъ многолѣтнемъ литературномъ поприщѣ достигъ наконецъ полнѣйшаго скептицизма | На своемъ вѣку онъ видѣлъ столько произведеній которыми восхищались и которыя оказались дрянью столько знаменитостей которыя оказались посредственностями онъ самъ такъ сильно восхищался разными лицами и твореніями въ которыхъ потомъ разочаровался что теперь онъ какъ-будто не знаетъ уже что ему и думать теперь какъ онъ говоритъ онъ уже ничему не удивляется | Прибавьте къ этому что г Панаевъ не разъ высказывалъ свое уваженіе къ мнѣніямъ журнала въ которомъ онъ редакторствуетъ а этотъ журналъ если не совсѣмъ ничему не удивляется въ литературѣ то удивляется однако же очень немногому онъ смотритъ на литературу съ высочайшей и новѣйшей точки зрѣнія именно съ той что литература большею частью побрякушки

| И такъ дѣло объясняется чрезвычайно просто и естественно | Оглянувшись на свою прошлую жизнь г Панаевъ вздумалъ разсказать что онъ видѣлъ и съ своей теперешней точки зрѣнія необходимо долженъ былъ разсказывать о томъ какими пустяками занимались литераторы въ прежнее время какихъ пустыхъ людей превозносили и какъ творили многое неприличное

| Разумѣется тутъ нечего и думать о движеніи идей о развитіи вкуса вообще о каком бы то ни было содержаніи литературы она является у г Панаева пустымъ пузыремъ занимающимъ много мѣста но ничего не содержащимъ

| Лицъ которыя выводитъ г Панаевъ очень много но всѣ они поставлены одинаково на всѣхъ г Панаевъ смотритъ скептически такимъ образомъ люди какъ Дельвигъ Пушкинъ Михаилъ Глинка ничѣмъ не выдаются изъ толпы и они похожи у г Панаева на тѣ литературные мыльные пузыри которые блестѣли и лопались на глазахъ г Панаева

| Манера описыванія у г Панаева извѣстная | Онъ схватываетъ множество внѣшнихъ чертъ и никогда не въ силахъ захватить ничего внутренняго онъ иногда вѣрно передаетъ рѣчи но смыслъ рѣчей обыкновенно у него ускользаетъ | Понятно что такимъ образомъ мудрено изображать настроеніе умовъ характеры и душевную жизнь писателей

| Насъ очень удивило то что въ Воспоминаніяхъ очень мало говорится о Пушкинѣ | Первая часть Воспоминаній обнимаетъ время отъ 1830 до 1839 г Конечно г Панаевъ не былъ знакомъ съ Пушкинымъ но для насъ было бы любопытно подробнѣе знать тогдашніе толки объ немъ впечатлѣніе произведенное его смертью и т п | Вотъ какъ г Панаевъ разсказываетъ о своей первой встрѣчѣ съ Пушкинымъ

| До этого я нигдѣ никогда не встрѣчалъ Пушкина | Я преодолѣлъ робость которую ощутилъ при первомъ взглядѣ на этотъ великій литературный авторитетъ подошолъ къ прилавку у котораго онъ остановился встрѣча была у тогдашняго книгопродавца Смирдина и началъ внимательно и въ подробности разсматривать поэта | Прежде всего меня поразили огромные ногти Пушкина походившіе больше на когти | Выраженіе лица его показалось мнѣ очень симпатическимъ а улыбка чрезвычайно пріятной и даже добродушной | Онъ спросилъ у Смирдина не помню какую то книгу и пр

| Дальше нѣтъ ровно ничего замѣчательнаго такъ что неизвѣстно зачѣмъ все это написано | Говорится о томъ что какой-то господинъ запросто обращался съ Пушкинымъ что Смирдинъ юлилъ передъ нимъ а г Панаевъ хоть не юлилъ но смотрѣлъ на него съ великимъ благоговѣніемъ такъ что мы только и узнаемъ о Пушкинѣ что у него были огромные ногти походившіе больше на когти | Такое важное обстоятельство поразило г Панаева прежде всего | Что же касается до своего благоговѣнія то г Панаевъ очевидно теперь смѣется надъ нимъ точно такъ какъ надъ своимъ восторгомъ въ отношеніи къ Кукольнику о которомъ говоритъ на слѣдующей страницѣ

| Разсказъ о Михаилѣ Глинкѣ блистаетъ тѣми же особенностями таланта г Панаева и блистаетъ даже особенно ярко | Выпишемъ его

| Я сидѣлъ возлѣ М И Глинки | Глинка передъ ужиномъ былъ въ дурномъ расположеніи духа | Онъ говорилъ