[врм-1861-4-флт-20] Фельетон. Некоторые размышления по поводу некоторых вопросов. // Время. - 1861. - Разд. Фельетон. - Т. II. - № 4. - с. 131-148.
Смотреть оригинал

Используется СТАРЫЙ набор атрибутов!

===========

| ФЕЛЬЕТОНЪ

| НЕКОТОРЫЯ РАЗМЫШЛЕНIЯ ПО ПОВОДУ НЕКОТОРЫХЪ ВОПРОСОВЪ

| Слово шутъ во всякой порядочной душѣ тотчасъ пробуждаетъ представленіе низенькаго уродливаго человѣчка съ брюшкомъ и горбикомъ съ вытаращенными глазами съ бубенчиками и побрякушками на его пестрой одеждѣ созданнаго для пинковъ и забавы | Но во мнѣ слово шутъ пробуждаетъ всегда представленіе цѣлой жизни съ ея грозою и вьюгою съ ея слезами прячущимися подъ смѣхомъ и съ ея злобнымъ смѣхомъ замаскированнымъ чистою и блестящею слезою и подъ этой пестрой одеждой у этого человѣчка съ вѣчно смѣющейся рожицей тотчасъ мнѣ представляется сердце жгучее сердце сердце которое не даетъ утвердиться въ головѣ его ни одной мысли привезенной въ корзинѣ изъ за моря потомучто не можетъ лежать заморская мысль дозрѣвшая въ дорогѣ подлѣ мысли сочной и свѣжей какъ дозрѣвшій плодъ только что свалившійся съ дерева какъ не можетъ чужое дитя жить у матери у которой своихъ дѣтей много и если оно будетъ жить тамъ то не весела будетъ жизнь его потомучто каждый мигъ будетъ оно чувствовать какъ оно чуждо и какъ его мало любятъ | И обыкновенно люди у которыхъ ни одной мысли своей не выросло считаютъ потѣшною болтовней роковыя рожденныя горькими муками слова шута и не подозрѣваютъ того что каждое его слово дышетъ презрѣніемъ къ нимъ или сожалѣніемъ они не купившіе право жалѣть или презирать ни одною бурною минутою жизни ни одной никогда не позабываемою минутою | И когда шутъ звеня гремушками и балагуря входитъ въ рыцарскій замокъ гдѣ въ это время потѣшающійся рыцарь дѣлаетъ ему честь тѣмъ что лишаетъ чести любимую дочь его его единственное сокровище они помогавшіе закованному въ желѣзо баловню могутъ спокойно и весело глядѣть въ глаза шута и смѣяться на его странныя выходки не подозрѣвая что яда который клокочетъ въ эту минуту въ шутовскомъ сердцѣ хватило бы для того чтобы отравить всѣхъ ихъ если бы ихъ сердца имѣли хоть сотую долю чувствительности спрятанной за побрякушками нашитыми вмѣсто пуговицъ

| Эти мысли приходятъ мнѣ въ голову потому что фельетонистъ шутъ въ журналѣ его дѣло потѣшить почтенную публику онъ за это имѣетъ право пестрить чѣмъ угодно свои страницы | И вотъ я надѣваю теперь на себя шутовской костюмъ съ своимъ колпакомъ и задумываюсь надъ приготовленными мнѣ колокольчиками и гремушками | Но отчего бы мнѣ не бросить ихъ къ черту и не обратиться къ міру совершенно неожиданно съ какой нибудь накипѣвшей на сердцѣ роковою жалобою | А жалобъ у меня много у меня въ головѣ ни одной нѣтъ мысли которая не была бы роднымъ дѣтищемъ какой нибудь роковой незабвенной минуты а этихъ роковыхъ минутъ у меня было тоже довольно много

| Каждый человѣкъ шутъ въ этой жизни и не шутъ въ ней только тотъ у кого сердце пусто и у кого ни одной живой искры не прячется подъ его благоспристойной холодной наружностью | Но настоящій шутъ знаетъ все что происходитъ въ душѣ его а остальные шуты даже сами не знаютъ что у нихъ на сердцѣ и паясничая по доброй волѣ не по обязанности такъ запутываются въ сердечныхъ своихъ ощущеніяхъ что нуждаются въ посторонней помощи для того чтобы разобрать по складамъ что такое у нихъ въ сердцѣ написано

| Въ лѣта моей юности когда душа моя не начинала еще разрывать книжныхъ оковъ своихъ когда ни одно потрясеніе не было въ ней еще слабой и гибкой довольно сильно чтобы расколебать и разрушить всѣ идеи противорѣчащія этому потрясенію и когда я служилъ не дѣйствительности которую одну я считаю теперь безапеляціонною и разумною но людямъ завладѣвшимъ мною по большей части нахальствомъ и дерзостью своихъ предположеній и выводовъ въ лѣта этой юности спрашивалъ я учителей своихъ отчего мнѣ нравится Плюшкинъ не смотря на все отвратительное что заключено въ этомъ характерѣ | Оттого что образъ Плюшкина прошолъ сквозь горнило поэтической души Гоголя говорилъ мнѣ поэтъ и я ровно ничего не понималъ изъ того но возражать боялся потомучто когда я одинъ разъ сдѣлалъ ему возраженіе онъ заговорилъ со мной языкомъ грома и жолчи доказывая мнѣ мою юность и мое невѣжество и сквозь весь его говоръ и сквозь всѣ его восклицанія и осужденія слышалось ясно и рисовалось огненными буквами одно только горнило поэтической души | Плюшкинъ нравится намъ потому говорилъ мнѣ другой господинъ не поэтъ ужь а критикъ скорѣе что Гоголь разоблачаетъ передъ нами недуги и зло человѣчества и насъ тѣшитъ надежда что зло устыдится самаго себя и спрячется увидя свое изображеніе | Я чувствовалъ что тутъ чего то не достаетъ и сказалъ это и критикъ разсказалъ мнѣ поэтому случаю ѣдкій и грязный анекдотъ и я замолчалъ не смѣя пускаться въ дальнѣйшія разсужденія | Третій господинъ говорилъ мнѣ что Плюшкинъ намъ нравится потому что мы видимъ въ его изображеніи какъ оно было ненавистно самому Гоголю четвертый говорилъ что мы любимъ это изображеніе потому что гнусная рожа Плюшкина возбуждаетъ въ насъ противоположное ей представленіе добра и красоты и что мы видя эту ужасную фигуру упиваемся возникшимъ въ душѣ нашей противоположнымъ ей образомъ | И все это было такъ хитро и замысловато придумано что мой юный умъ никакъ не съумѣлъ бы въ то время открыть подъ этой хитросплетенною сѣтью идей и понятій какого нибудь худопонятаго заповѣданнаго намъ высшею мудростью правила увѣчимаго много десятковъ вѣковъ прописями и азбуками | И сколько было людей столько было различныхъ мнѣній | Были и такіе которые говорили что Плюшкинъ нравится намъ потому что онъ хорошо и вѣрно описанъ были даже такіе честные люди которые признавались что они сами не знаютъ отчего Плюшкинъ имъ нравится но что они его читали и перечитывали тысячу разъ наизусть выучили и все таки готовы опять перечитывать | Но не нашлось ни одного человѣка который признался бы что Плюшкинъ ему нравился потому что Гоголь заставляетъ его любить этого Плюшкина | Какъ взвести на Гоголя такую клевету какъ сказать что онъ заставляетъ любить то что любить запрещаютъ намъ няньки азбуки и даже прописи | До сихъ поръ мы еще не вышли изъ подъ власти прописей и азбуки и цѣлый міръ еще не вышелъ изъ подъ ихъ деспотической власти | И что бы мы ни утверждали что бы мы ни говорили у насъ вездѣ проскользнетъ и утвердится намѣреніе подвести свои чувства и мысль подъ установленный вѣками аршинъ можетъ быть искривленный уже и изувѣченный отъ долгаго и ежеминутнаго употребленія | И самъ Гоголь отрекся бы оттого что онъ любитъ Плюшкина любитъ какъ друга какъ брата какъ брата больного но тѣмъ не менѣе родного и близкаго | И Гоголь какъ всѣ мы находился подъ властью того аршина которымъ учителя бьютъ въ школахъ по рукамъ учениковъ своихъ | Но я люблю Плюшкина люблю его точно также какъ невѣдомо для себя втихомолку любилъ его Гоголь я люблю его я эту любовь

| во тьмѣ ночной

| Вскормилъ слезами и тоской

| Ее предъ небомъ и землей

| Я нынѣ громко признаю

| И о прощеньи не молю

| И я люблю Гоголя за то что онъ заставляетъ меня любить Плюшкина | И если бы теперь встрѣтилъ я Плюшкина живого лицомъ къ лицу въ томъ же изношенномъ халатѣ съ прорѣхой пониже спины съ тѣмъ же выдавшимся впередъ подбородкомъ и съ тѣми же маленькими мышиными глазками съ тѣми же самыми рѣчами то я любилъ бы его такъ же точно любилъ бы много любилъ бы безконечно какъ зачумленнаго друга котораго я люблю и къ которому я боюсь прикоснуться | Только разумѣется не въ такую минуту когда мнѣ пришлось бы просить у него помощи себѣ или ближнему не въ минуту когда расшевеленная страсть не даетъ отрѣчься отъ себя и глядѣть на предметъ безо всякаго личнаго пристрастія но въ такой моментъ когда страсти спокойны когда сердце не считаетъ безчеловѣчьемъ каждое себѣ противорѣчіе и когда уму ничто не мѣшаетъ понимать силу и игру страстей въ другомъ или права каждаго человѣка быть тѣмъ чѣмъ создала его природа или чѣмъ его сдѣлала жизнь если только въ этомъ нѣтъ самонасилованья или самоуродованья если это сдѣлалось такъ потому что иначе не могло сдѣлаться | Послушайте вы можете меня упрекнуть въ нескромности но все что я говорю я говорю вамъ любезный читатель не съ цѣлью вамъ понравиться а такъ ради какой то внутренней потребности и потому кладу скромность въ карманъ обшитый шутовскимъ галуномъ и говорю о себѣ слѣдующее Послушайте я зналъ человѣка который совершенно спокойно да какое спокойно съ восторгомъ съ увлеченіемъ разсказывалъ какъ онъ надулъ жида и какъ онъ надуваетъ свою любовницу | Вы думаете я почувствовалъ отвращеніе | Ничуть | Я смѣялся и смѣялся такъ же отъ души какъ смѣялся при чтеніи Плюшкина | Другіе слушавшіе его онъ не мнѣ и разсказывалъ старались изобразить презрѣніе на своей улыбкѣ но сквозь это презрѣніе такъ и просвѣчивалъ добродушный смѣхъ | И нельзя было не смѣяться видя какъ простодушно какъ дѣтски доволенъ этотъ человѣкъ ловкими своими продѣлками | И разказчикъ замѣчая благопріятное впечатлѣніе все веселѣе и веселѣе разсказывалъ далѣе | И вамъ не стыдно это замѣтилъ я чтобы посмотрѣть что онъ отвѣтитъ | Э возразилъ онъ дружески до меня дотрогиваясь то ли еще я дѣлаю | И тутъ же онъ принялся разсказывать свои новыя похожденія | Онъ мошенникъ сказалъ я когда его уже не было но онъ мнѣ нравится и я люблю его | Это доказываетъ замѣтили мнѣ многіе какъ неискренно въ васъ все то что вы тутъ проповѣдуете о добрѣ и о безкорыстіи | Можетъ быть сказалъ я и пожалъ плечами | Мнѣ было обидно что эти господа не понимаютъ меня | Но я тутъ же былъ вознагражденъ тѣмъ за кого получилъ упрекъ себѣ | Я васъ люблю сказалъ онъ мнѣ оставшись со мною наединѣ вотъ тутъ то я и кладу скромность въ карманъ и люблю васъ именно потому что изъ всѣхъ этихъ господъ меня презирающихъ одни только вы имѣли бы на это самое полное право потомучто только вы дѣйствительно составляете противоположность со мною у васъ душа чиста и я поклянусь головой что вы никогда ничего подобнаго моимъ похожденіямъ не сдѣлаете | А эти | это все тотъ же я только въ вашемъ платьѣ | Они хуже меня воры у нихъ ничего нѣтъ своего у нихъ все краденое | И въ этомъ мы съ вами братья сказалъ я ему протягивая руку мы здѣсь одни чѣмъ богаты тѣмъ и рады | И ему это доставило неизъяснимое наслажденіе | Но только прибавилъ я если я васъ застану на вашихъ похожденіяхъ я все таки первый закричу полицейскаго | А я сказалъ онъ смѣясь если убѣжать не успѣю перваго васъ позову судить меня потомучто отъ васъ мнѣ не будетъ обидно принять своего осужденія | Но я не позвалъ бы противъ этого человѣка полиціи я лучше бы самъ какъ нибудь съ нимъ раздѣлался | Но я даже увѣренъ что по моей просьбѣ онъ удовлетворилъ бы всѣхъ обиженныхъ имъ на моихъ глазахъ только не далъ бы слова что не будетъ впередъ дѣлать этого | Другому онъ дастъ слово но обманетъ его | И я люблю этого человѣка и одинъ онъ любилъ меня на службѣ и одинъ онъ слушалъ меня съ удовольствіемъ и дорожилъ моимъ мнѣніемъ и говорилъ мнѣ Я люблю васъ слушать потомучто вы никогда не лжете и я не хотѣлъ бы при васъ сдѣлать когда нибудь что нибудь дурное не потому чтобы мнѣ было стыдно васъ но потому что я не хочу сдѣлать вамъ неудовольствія | Чувствуете ли вы сколько было въ этомъ человѣкѣ хорошаго что мирило съ нимъ всякаго кто не имѣлъ только повода ему завидовать и за что нибудь лично негодовать на него

| Я зналъ одного разбойника признавшагося въ двадцати трехъ убійствахъ | Отъ него требовали чтобы онъ показалъ могилы въ которыхъ схоронены его жертвы | Онъ совершенно охотно показалъ первую | Но когда вырили гнилой и обезображенный трупъ онъ стоявшій поодаль отвернулся | Ему велѣли подойти онъ не шолъ | Когда его три полицейскихъ сержанта повели противъ его желанія онъ упирался вырывался отвертывался все лицо его искажалось страшными судорогами какъ у ребенка котораго ведутъ наказывать | Подведенный къ трупу онъ взглянулъ на него и упалъ безъ чувствъ | Это была мощная непоколебимая натура и въ эту минуту каждому честному сердцу откровенному въ своихъ ощущеніяхъ его было бы больше жаль чѣмъ покойника | Онъ узналъ имъ убитаго | Только это и было нужно слѣдователямъ | Черезъ</