[грж-1872-Приложение к №17-му-рбч-313] Рабочий вопрос. Статья четвертая и последняя // Гражданин. - 1872. - № Приложение к №17-му. - с. 623-625.
Смотреть оригинал

Используется СТАРЫЙ набор атрибутов!

===========

РАБОЧIЙ ВОПРОС. СТАТЬЯ ЧЕТВЕРТАЯ И ПОСЛѢДНЯЯ. Послѣднiя три части проэкта, какъ мы сказали заключаютъ въ себѣ, одна: правила для опредѣленiя условiй найма, въ случаѣ неполноты или неясности договора, втораяправила о взысканiяхъ за нарушенiе договора, и третьяпорядокъ дѣлопроизводства по нарушенiю договоровъ. По первому изъ сихъ отдѣловъ, важнѣйшiя постановленiя поэкта относятся къ слѣдующимъ предметамъ: 1. Въ наймѣ одиночномъ, въ случаѣ неопрделѣленiя договоромъ срока его, таковой считается заключеннымъ помѣсячно. 2. Размѣры платы вообще, въ случаѣ необозначенiя ихъ въ договорѣ, опредѣляются на основанiи мѣстныхъ цѣнъ, за каждый изъ видовъ работъ. 3. Догоры, заключенные безъ опредѣленiя срока, могутъ быть прекращаемы, не иначе, какъ по предварительномъ объ этомъ извѣщенiи одной изъ сторонъ, за 2 или за одну недѣлю впередъ, смотря по виду найма. Въ четвертой или послѣдней части проэкта опредѣляется, какъ мы сказали, порядокъ производства дѣлъ по нарушенiю договоровъ о наймѣ. Прежде всего, на вопросъ: кто будетъ вѣдать всѣ такого рода спорныя дѣла, проэктъ отвѣчаетъ слѣдующее: Всѣ дѣла этого рода подлежатъ разбирательству общихъ судебныхъ установленiй, не исключая и волостныхъ судовъ. Относительно дѣлъ по спорамъ нанимателя съ судорабочими, тяжущiяся стороны могутъ, во время плаванiя судовъ, обращаться къ разбирательству судоходнаго начальства. Наконецъ, въ столицахъ и въ Одессѣ, извѣстнаго рода дѣла могутъ быть производимы мѣстною полицiею, когда при этомъ 1) дѣло не соединяется съ искомъ объ убыткахъ, 2) когда не предъявляется жалоба на самовольный уходъ рабочаго или слуги, и 3) когда въ дѣлѣ не участвуетъ лицо недостигшее 17 лѣтняго возраста. Дѣла по нарушенiю договоровъ о наймѣ могутъ быть производимы или гражданскимъ, или уголовнымъ порядкомъ. Для принесенiя жалобъ и начатiя исковъ по нарушенiямъ договоровъ о наймѣ, проэктъ установляетъ два срока: двухнедѣльный и семидневный; двухнедѣльный срокъ опредѣляется для иска о неуплатѣ жалованья въ срокъ; по всѣмъ остальнымъ дѣламъ срокъ назначаетсясемидневный. При разборѣ дѣлъ по нарушенiю договоровъ, показанiя свидѣтелей имѣютъ полную силу по всѣмъ вопросамъ, къ существу договора и его нарушенiя относящимся. Рабочiя книжки или расчетныя тетрадки, не подписанныя ни одною изъ договорившихся сторонъ, имѣютъ силу документа, по всѣмъ тѣмъ условiямъ, по которымъ, въ теченiе семи дней со дня полученiя рабочей книжки или расчетной тетрадки, или-же со дня занесенiя въ оныя спорнаго условiя не было заявлено суду. Таковы главнѣйшiя начала, вводимыя проэктомъ въ послѣднiя три части его. По вопросу-же о взысканiяхъ за нарушенiе договоровъ о наймѣ, мы поговоримъ особо, предлагая себѣ подвергнуть его подробному разсмотрѣнiю съ точки практической зрѣнiя. Сколько намъ кажется, существенно важный вопросъ этого отдѣла, только что нами въ главныхъ чертахъ разсмотрѣннаго, заключается въ вопросѣ: кому должны быть подсудны дѣла о нарушенiи договоровъ по найму? Въ этомъ заключается, такъ сказать, вся живая суть всего проекта. Составители проекта повидимому руководствовались мыслью облегчить сторонамъ, договаривающимся по всѣмъ видамъ найма, сколько возможно доступъ къ судебному разбирательству, а съ другой стороны, отстранить отъ этого рода дѣлъ всякiй поводъ къ потерѣ времени и проволочкамъ. По крайней мѣрѣ, надо думать, что съ этою именно цѣлью, проектъ ввелъ постановленiе о вѣдѣнiи сельскихъ судовъ, а въ столицахъ и въ Одессѣ, подсудность извѣстнаго рода далъ полицiи. Но исчерпали-ли составители проекта всю практическую сущность этого именно вопроса, во всѣхъ его подробностяхъ, вотъ что важно намъ знать. Сколько кажется, вникая въ практическую область этого отдѣла, приходишь къ двумъ слѣдующимъ вопросамъ: 1) Всѣ-ли договоры о наймѣ имѣютъ одинаковый характеръ? 2) Есть-ли подчиненiе извѣстнаго рода дѣлъ, въ столицахъ и Одессѣ, полицiи облегченiе для тяжущихся сторонъ? Если мы ставимъ первый вопросъ, то дѣлаемъ это потому, что, сколько намъ кажется, существуетъ на практикѣ значительная разница между договорами по найму; разница эта относится главнымъ образомъ къ тому положенiю, въ которомъ находятся договаривающiеся стороны въ случаѣ нарушенiя кѣмъ-либо изъ нихъ условiй договора, и ко всѣмъ послѣдствiьмъ этого положенiя. Такъ, напримѣръ, есть существенная разница между нарушенiемъ договора въ разгарѣ рабочей поры, во время сѣнокоса, и нарушенiемъ одною изъ сторонъ, въ столицѣ, договора о наймѣ въ прислуги. Въ первомъ случаѣ или наниматель или рабочiй, отъ малѣйшаго замедлѣнiя для разбора взаимной претензiи, терпятъ значительные убытки; во второмъ случаѣ нѣтъ никакой потребности в безотлагательномъ проиводствѣ дѣла. Но такъ какъ, въ этомъ отношенiи, весьма трудно раздѣлить дѣла по нарушенiямъ договоровъ личнаго найма на множество категорiй, то намъ казалось-бы возможнымъ раздѣлить ихъ на два отдѣльные вида: дѣла по договорамъ найма въ прислугу и въ обученiе, и дѣла по всѣмъ остальнымъ видамъ найма, съ тѣмъ, чтобы по дѣламъ перваго рода тяжущiяся стороны вѣдались обыкновеннымъ судомъ у мировыхъ судей, а по всѣмъ дѣламъ второго рода, чтобы, сверхъ того, предоставлено было тяжущимся право, буде обѣ стороны того пожелаютъ, избирать на мѣстѣ третейскiй судъ для окончательнаго рѣшенiя дѣла. Относительно второго вопроса: нужна-ли подсудность для извѣстнаго рода дѣлъ по договорамъ о наймѣ въ столицахъ и въ Одессѣполицiи, мы позволимъ себѣ отвѣтить, что нѣтъ, не нужна. Вѣроятно, правила эти о вѣдѣнiи полицiею извѣстнаго рода такихъ дѣлъ взяты изъ заграничной практики, но у насъ они непримѣнимы, потому что полицiя наша и по составу своему, и по духу ея, и по характеру возлагаемыхъ на нее обязанностей, никогда не была ничѣмъ инымъ, какъ внѣшнимъ исполнительнымъ и охранительнымъ учрежденiемъ, чуждымъ всякаго даже понятiя о какомъ-бы то ни было разбирательствѣ, это разъ; а во вторыхъ, полицiя наша завалена работами сверхъ силъ и средствъ; а въ третьихъ, наконецъ, полицiя у насъ не пользуется тѣмъ довѣрiемъ, которое могло-бы побуждать тяжущiяся стороны смотрѣть на необходимость обращенiя къ ней, какъ на нѣчто не имѣющее характеръ принудительной обязанности. Въ Петербургѣ коммиссiя для разбора дѣлъ между нанимателями и рабочими, существовавшая при думѣ, дѣлала свое дѣло очень исправно и удовлетворительно, сколько мы слышали. Мы не видимъ, въ чемъ могли-бы заключаться препятствiя, для обезпеченiя тяжущимся скораго производства дѣлъ по договорамъ о наймѣ, въ столицахъ и многолюдныхъ городахъ, къ учрежденiю особыхъ камеръ мировыхъ судей, спецiально для этихъ дѣлъ, или же особыя присутствiя изъ выборныхъ отъ всѣхъ городскихъ сословiй, для разбирательства всѣхъ тѣхъ делъ по договорамъ о наймѣ, которыя тяжущiяся желали-бы покончить безотлагательно, минуя судебныя учрежденiя, и тогда именно на эти то лица или учрежденiя могли-бы быть возложены тѣ обязанности, которыя, на основанiи проекта, предположено оставить за полицiею? Во всякомъ случаѣ, сколько намъ кажется, было-бы полезно отстранить вмѣшательство полицiи вездѣ, гдѣ оно устранимо и не есть неизбѣжная необходимость. На этомъ мы кончаемъ разсмотренiе проекта. Читатели могли видѣть, что мы ограничивались въ настоящемъ нашемъ трудѣ только краткимъ изложенiемъ содержанiя преекта, въ его главныхъ началахъ, и старались отстраняться съ одной стороны отъ вниканiя въ подробности, а съ другойотъ оспариванiя и критическаго разсмотрѣнiя самыхъ началъ, положенныхъ въ основу проекта. Всякiй проектъ, вырабатываемый тѣмъ путемъ, которымъ выработано этотъ и многiе другiе проекты, носитъ въ своемъ организмѣ недостатки, присущiе, такъ сказать, образу его происхожденiя, — то есть преувеличенiе извѣстнаго принципа, извѣстной теорiи, и, напротивъ, недомолвки въ проведенiи извѣстныхъ чисто-практическихъ соображенiй; но, во всякомъ случаѣ, тотъ и другой недостатокъ неизбѣжны; остается съ ними мириться, и дорожить главнымъ; а главное есть самое явленiе законоположенiя, отвѣчающаго на извѣстныя общественныя нужны, то есть проведенiе законодательнымъ путемъ въ жизнь такого начала, которое вызвано ею. Этотъ отвѣтъ на вопiющую нужду въ общественной жизни чего-либо похожаго на законныя отношенiя нанимателей рабочихъ къ рабочимъ, мы и нашли въ разсмотрѣнномъ нами проектѣ, и какъ-бы велики ни были его недостатки, проектъ этотъвсе-же большой шагъ впередъ въ области серьезнаго и правдиваго прогресса. Этотъ шагъ впередъ заключается, какъ мы сказали, не въ тѣхъ или другихъ подробностяхъ проекта, которыя могутъ быть черезъ-чуръ теоретичны, но въ тѣхъ главныхъ началахъ, которыя проектъ вводитъ въ область отношенiй происходящихъ отъ личнаго найма, и которыя, въ видѣ заключенiя, мы напомнимъ читателямъ: 1) Договоръ одиночнаго займа можетъ быть словесный и письменный. 2) Договоръ найма артели долженъ быть письменный. 3) Рабочая книжка не обязательна. 4) Заключенiе письменныхъ договоровъ облегчено, во всѣхъ отношенiяхъ, распространенiемъ на волостныя правленiя права свидѣтельствовать договоры. 5) Принципъ влiянiя возраста на условiя договора ввведенъ обязательно. 6) Для извѣстнаго рода работъ и видовъ найма принципъ устройства лазаретовъ и леченiя рабочихъ введенъ тоже обязательно. 7) Въ воскресные и праздничные дни наниматель не вправѣ препятствовать рабочему посѣщать кромѣ церкви и школу. 8) За всякое нарушенiе правилъ проекта сего устава установляется взыскание и 9) Въ каждомъ случаѣ неопредѣленности договора о наймѣ, распространяется на него дѣйствiе именно для этихъ случаевъ проектированныхъ постановленiй особаго отдѣла устава. Таковы главныя начала, положительно, а не отрицательно опредѣляющiя извѣстныя права и обязанности договаривающихся сторонъ, въ рабочемъ вопросѣ. Формулированiе и регламентацiя этихъ началъ, повторяемъ, есть великая заслуга коммиссiи, выработавшей этотъ проектъ. Но за симъ есть другая сторона этого дѣла: это такъ называемыя исполнительныя инструкцiи, призванные пояснить, дополнить и регламентировать въ подробностяхъ главныя начала и основныя правила, установленныя проектом. Въ этомъ отношенiи изъ проекта усматривается, что на министерство внутреннихъ дѣлъ возлагается, по соглашенiи съ надлежащими вѣдомствами, выработать инструкцiи для опредѣленiя въ мельчайшихъ подробностяхъ обязанности нанимателя относительно образа содержанiя рабочихъ по разнымъ видамъ найма, затѣмъ особая инструкцiя ожидается изъ министерства юстицiи для опредѣленiя порядка производства дѣлъ по нарушенiямъ договоровъ, извѣстныхъ видовъ найма, и, наконецъ, особая инструкцiя будетъ издана министерствомъ внутреннихъ дѣлъ, сообща съ другими министерствами, для опредѣленiя обязанностей полицiи по производству дѣлъ о нарушенiяхъ договоровъ найма въ столицахъ и въ Одессѣ. Вотъ на этихъ то инструкцiяхъ дерзаемъ въ заключенiе остановиться съ чувствомъ чего-то похожаго на опасенiе. Инструкцiю всегда можно писать, и все можетъ быть предметомъ инструкцiи, но изъ этого вовсе не слѣдуетъ, чтобы всякая инструкцiя имѣла своимъ послѣдствiемъ практическую силу примѣненiя. Напротивъ, бывают иногда случаи, когда инструкцiи регламентирующiя подробности дѣла, коего законодатель регламентировалъ одни только главныя начала, на практикѣ не только парализируютъ себя самихъ, но даже и главныя начала. Инструкцiи, сколько намъ кажется, могутъ указать порядокъ производства того или другаго рода дѣлъ, но въ инструкцiи, по нашему мнеѣнiю, не только нельзя практически разработать вопросъ о томъ, чего можно и чего нельзя требовать отъ нанимателей въ образѣ содержанiя рабочихъ, но есть основанiе опасаться, чтобы въ ней оказались такiя подробности, которыя немедленно по переложенiи на практическую почву, заявили себя насилiями или просто непримѣнимыми, и вслѣдствiе этого парализовали и ту долю пользы, которую вправѣ ожидать общество для блага быта рабочихъ отъ главныхъ началъ проекта. Чтобы опредѣлить, чего вправѣ законъ требовать отъ хозяевъ относительно образа содержанiя рабочихъ, надо знать очень многое, и прежде всего средства этихъ хозяевъ и особенности быта какъ каждаго вида промышленности, такъ и рабочихъ по каждому изъ сихъ видовъ промышленности. Ввести